Карта посещений

Просмотров: 433

Аня Саранг
Civil society and drugs in Russia: moving towards the conservative agenda
Anya Sarang
Опубликовано: 30 сентября 2017 Volume 390, No. 10102, p1621–1622, 30 September 2017

Падения Советского Союза в начале 90-х годов, принесли важные сдвиги в Российской экономической, социальной и политической жизни. Наряду с экономическим кризисом возникла волна наркомании.1 Политические изменения и демократических реформ также привело к росту гражданского общества и между конца 1990-х и середине 2000-х, организаций гражданского общества, стали мощной силой в формировании ответа на проблемы, связанные с наркотиками. Эти группы весьма многоплановы; некоторые из них линчеватели в их подходе к очистке своих городов от наркотиков, в то время как другие являются общественными и организованны людьми, которые сами потребляют наркотики и имеют либеральной взгляд на повестку  дня по  реформе политики наркотиков.

Печально известный город без наркотиков, основанный в Екатеринбург, Россия, является примером жесткого подхода к решению проблем, связанных с наркотиками, в обществе. Основана в 1999 году, Организация стала известна за его критику слабости ответа    правительства и коррупции полиции, и она участвовала в гражданских бригадах, которые арестовали распространителей наркотиков и похищали потребителей наркотиков из их домов, якобы для их реабилитации. Их так называемой реабилитации программы включали приковывания  людей к кровати, лишение пищи, принудительного труда, и пытки, чтобы добиться информации  о распространителях наркотиков.2 Евгений Ройзман, директор Организации, сделал  славной политическую карьеру, сначала как депутат Государственной Думы в 2003 году – 07, а затем мэр Екатеринбурга в 2013 году.3 Стратегии, основанные на насилии и ухудшение состояния людей, употребляющих наркотики по-прежнему очень популярны, и все большее число так называемых реабилитационных центров в России применять аналогичные методы похищения, пыток и жестокости.4

Анонимные наркоманы и Колодец являются примерами общинных подходов, которые организуются потребителей наркотиков. Расширяющаяся сеть групп анонимных наркоманов поддерживают людей, которые не может получить доступ к лечению, но они не участвуют в правозащитной деятельности. Колодец, основанная в 2001 году,5 выступал за права потребителей наркотиков и были вовлечены в образовательные  программы. Фонд также способствовали разработке законодательных инициатив, направленных на либерализацию уголовного кодекса Российской Федерации в 2003 году.

Между этими идеологическими противоположными подходами есть другие различные группы: религиозные организации (главным образом православных христиан6 и протестанты, которые создали свои собственные центры реабилитации); общества трезвости; Родители против наркотиков; и гражданские патрули. Большинство методов основаны на модели воздержания.

Эпидемии ВИЧ/СПИДа среди потребителей наркотиков принесли дополнительные проблемы, которые требуют меры по снижению последствий. Только небольшое количество неправительственных организаций (НПО) отреагировал на кризис СПИДа, предоставляя чистые иглы и услуги снижения риска.7 Эти НПО были главным образом при финансово поддерживались международными организациями, надеемся, что после первоначального экспериментального этапа, эти программы будут финансироваться правительством Российской Федерации. В этом духе много денег и усилий было потрачено на обычных пропагандистские подходы, включая многочисленные семинары, круглые столы и ознакомительные поездки для правительственных должностных лиц, информационные бюллетени, бюллетени, учебные пособия, научные исследования и наилучшие практические руководства.8

Однако, в 2009 году, когда бывший министр здравоохранения Татьяна Голикова заявила, что Россия выступает категорически против заместительной терапии для людей, которые зависят от наркотиков и называется снижения рисков печальной практикой, которая противоречит российским ценностям и нарушает Уголовный кодекс Российской Федерации,9 стало ясно, что пропагандистские усилия провалились. Хотя все еще 75 организаций оказывают услуги снижения вреда при поддержке Глобального фонда, надежды правительственной поддержки начали исчезать.

ооо

К 2010 году правительство Владимира Путина поощряет консервативную повестку дня и активизации популистские разговоры о морали и традиционных ценностях. Организации гражданского общества были ослаблены, и резко сократилось число людей, которые продолжают пропагандировать ценности, которые противоречат официальной идеологии. Вскоре после переизбрания Путина в 2012 году были введены новый пакет инициатив против демократии, включая Закон о иностранных агентов, который ввел суровые наказания на НПО, участвующих в деятельности которое государство, считает политической. К 2016 году восемь НПО профилактики СПИДа были включены в реестр иностранных агентов, который ввел большое количество специальных положений и наказания за несоблюдение настоящих правил. Включены в этот реестр был  и Фонд Андрея Рылькова  здравоохранения и социальной справедливости Andrey Rylkov Foundation (ARF), один из немногих оставшихся общественных групп в России, которая поощряет гуманную  наркополитику, доступ к опиоидной заместительной терапии и научно обоснованных программы снижение вреда.10 В 2012 году правительство обвинил ARF в распространения пропаганды наркотиков и блокировали его веб-сайт,11 но вместо того, чтобы сжимается в ответ на репрессии   правительства, ARF боролись за право распространять информацию и предоставлять услуги снижения вреда. Текущая стратегия Фонда предполагает интенсивную юридической работы, которая колеблется от повседневной правовой помощи для потребителей наркотиков на улицах Москвы до стратегических судебных дел в Европейском суде по правам человека, такие, как судебные разбирательства, направленные на устранение барьеры к опиоидной заместительной терапии.

ооо

Работа АРФ по-прежнему поддерживается Глобальным фондом для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, но эта поддержка истекает в конце 2017. Если другие международные доноры не смогут предоставить финансирование, ARF и 15 других НПО прекратят деятельность их по снижения вреда.
В России сложная обстановка, особенно для тех НПО, которые обращаются к научных доказательствам, правам человека и проводят политику доказано снижение вреда. Хотя организации гражданского общества по-прежнему важны, большинство организаций, работающих по наркотикам должны соблюдать консервативной идеологии правительства для продолжения своей деятельности. Тем нескольким организациям, которые не хотят соблюдать эти правила, нужно много мужества, чтобы продолжать, охраны здоровья и прав человека наиболее уязвимых групп населения.
Ссылки

1. Paoli, L. The development of an illegal market. Drug consumption and trade in post–Soviet Russia. Br J Criminol. 2002; 42: 21–39

2. OSF. Russia: when vigilantes step in. in: R Saucier, K Kingsbury, P Silva (Eds.) Treated with cruelty: abuses in the name of drug rehabilitation. Open Society Foundations, New York, NY; 2011: 27–29

3. Coomarasamy, J. Yevgeny Roizman: a macho mayor at war with drug addicts. BBC World Service. Oct 23, 2013;

4. Sharafiev, I. House with normal phenomena. How the Russian “motivational centers” earn money on compulsory treatment of drug addicts. Meduza. Aug 29, 2016;

5. Jürgens, R. “Nothing about us without us”. Greater, meaningful involvement of people who use illegal drugs: a public health, ethical, and human rights imperative. Canadian HIV/AIDS Legal Network, International HIV/AIDS Alliance, Open Society Institute, Toronto; 2008

6. Zigon, J. “HIV is God’s blessing”. Rehabilitating morality in neoliberal Russia. 1st edn. University of California Press, Berkeley, CA; 2011

7. Burrows, D, Trautmann, F, Frost, L et al. Processes and outcomes of training on rapid assessment and response methods on injecting drug use and related HIV infection in the Russian Federation. Int J Drug Policy. 2000; 11: 151–167

8. Harm Reduction International. The global state of harm reduction. Harm Reduction International, London; 2012

9. Rhodes, T, Sarang, A, Vickerman, P, and Hickman, M. Policy resistance to harm reduction for drug users and potential effect of change. BMJ. 2010; 341: c3439

10. AIDS Action Europe. Interview with Anna Sarang on foreign agent law in Russia. In: AIDS Action Europe, ed. AIDS Action Europe news 2016. ((accessed Aug 8, 2017).)

11. Burki, T. Russia’s drug policy fuels infectious disease epidemics. Lancet Infect Dis. 2012; 12: 275–276

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Астрологический ревматологический прогноз на август 2017
Учебник ревматологии
плечевой сустав

Сомали